Меню

Булатные клинки

"Яръ Туре Всеволодъ! Стоиши на борони <...> гремлеши о шеломы мечи харалужными. Камо, Туръ, поскачаше <...> тамо лежатъ поганыя головы половецкыя...". Мечи харалужные, харалуга – так на Руси называли булат. В Европе булат получил название "Дамаск" по имени сирийского города, где европейцы его увидели впервые. Что же такое булат, о котором говорят столько разного? "Много столетий назад в Индии процветало искусство изготовления из стали мечей и кинжалов особой твердости с тонким узором. С течением времени рецепты приготовления такой булатной стали были забыты. Непроницаемая завеса времени, казалось, навсегда скрыла от нас мастерство древних и средневековых металлургов. Разгадать секрет производства булатов, объяснить чудесные свойства старинных узорчатых дамасских клинков пыталось не одно поколение ученых XVIII–XIX веков. Безуспешно занимался этой проблемой и знаменитый английский физик Фарадей. П.П. Аносову первому удалось открыть тайну булата". Тем не менее, прежде чем мы начнем говорить об Аносове и его открытии, хочется сказать еще несколько слов о таком замечательном явлении не только в металлургии, но и в истории человечества, как булатная сталь.

Прежде всего, необходимо оговориться, что булатная сталь делится на два вида по способу изготовления: литая и кованая (сварная).

Кованый булат до сих пор изготавливают кузнецы в некоторых городах России. Петербургский мастер Владимир Иванов создает прекрасные образцы кованого булата, не уступающие по прочности и изысканности рисунка лучшим образцам прошлого. То же можно сказать и о ряде московских кузнецов, широко известных в нашей стране и за рубежом.

Сабли
Сверху вниз: кавалерийская офицерская сабля образца 1817 г. (Златоуст, 1820-е); сабля произвольного образца (Златоуст, 1831)

Сегодня для того, чтобы отличить литой булат от кованого, пытаются ввести терминологическое разграничение. В ряде изданий кованый булат стали называть Дамаском, а литой – булатом. Не задаваясь в настоящем издании целью решить, правильно это или нет, мы лишь констатируем, что такое предложение существует.

Литой булат – сталь очень интересная. Высокоуглеродистая, упругая, крепкая. Такую сталь можно заточить до бритвенной остроты, тогда как легированные стали при этом начинают крошиться. Единожды закаленная, булатная сталь не "отпускается", и калить ее снова нет никакой необходимости, сколько бы лет ни прошло. В собраниях российских музеев есть потрясающие воображение экземпляры XV–XVII веков, которые не нужно затачивать и закаливать. Они сохраняют невероятную остроту, изысканный узор стали и мелодичный протяжный чистый звук. Именно такие клинки разрубают подброшенные в воздух газовые шарфы или плывущую по воде бумагу. Секрет замечательных булатов, основу для которых – вуц – везли из Индии, был утрачен еще в XVII столетии. Развитие металлургии в XVIII веке создало условия для возрождения производства булата в России, причем не в считанных единицах, а на промышленной основе. Замысел этот был взлелеян и в какой–то степени воплощен нашим замечательным ученым и великолепным администратором, "генералом от металлургии", директором Златоустовской оружейной фабрики Павлом Петровичем Аносовым (1799–1851). Помимо того, что он сам проводил постоянные научные изыскания и эксперименты в данной области, для ознакомления своих мастеров с искусством создания кованого булата Аносов отправил их на Кавказ. На Златоустовской оружейной фабрике работали многие мастера из Золингена, для которых Россия сама по себе уже являлась страной экзотической; что же касается Кавказа, то он просто поразил их воображение, Однако они не смогли найти общий язык с детьми гор, и только одна семья – тифлисские оружейники Елиазаровы – приняла аносовских мастеров и поделилась с ними фамильными секретами. Вульферт и Южаков работали у братьев Геурка и Кахрамана, которые за свой поступок кроме серьезной денежной компенсации получили дворянство и право писать на изделиях: "оружейник Его Императорского Величества". Все откованные под их наблюдением клинки мастера отсылали на завод, сопроводив замшевой бирочкой, на которой тушью был написан рецепт, по которому изготавливался данный клинок.

Клинки сабель из булата
Сабли, откованные мастерами Златоустовской оружейной фабрики Вульфертом и Южаковым в Тифлисе, у оружейников Елизаровых, в начале 1830х гг. (на замшевых бирках приведена рецептура клинков с подписями мастеров)

Сам Аносов знал и металлургию и геологию. В 1825 году начинает издаваться "Горный журнал", и Павел Петрович становится его постоянным автором. Первой его публикацией в журнале стала статья "Геогностические наблюдения над Уральскими горами, лежащими в округе Златоустовских заводов".

Являясь руководителем производства, Аносов был вынужден решать большое количество самых разнообразных и сложнейших вопросов, связанных с его развитием. Так, например, он сумел создать отечественные тигли для плавки металла, которые раньше покупали только за границей. За тигель из Германии приходилось платить 25 рублей золотом, тигли же, изобретенные Аносовым, по качеству не уступали иноземным, а стоили 40–50 копеек за штуку. Именно создание дешевых и добротных отечественных тиглей позволило приступить к опытам по выплавке высококачественной литой стали. Фактически впервые Аносов решил поставить все важнейшие, основные процессы получения стали на научную основу. В 1827 году в "Горном журнале" выходит его статья "Описание нового способа закалки в сгущенном воздухе". Через 10 лет напряженного труда Павел Петрович публикует свой замечательный труд "О приготовлении литой стали".

Трудно удержаться, чтобы не привести выдержку из монографии П.П. Аносова "О булатах" (1841). "Под словом булат каждый россиянин понимает металл более твердый и острый, нежели обыкновенная сталь. Наши поэты, и древнейшие и новейшие, нередко вооружают своих героев мечами булатными: в песне о полку Игореве, сочиненной еще в XII веке, между прочим видим, что воины Всеволода с булатными мечами поражали половцев; кому не известно также поэтическое сравнение золота с булатом Пушкина. Все это свидетельствует, что булаты в России давно были известны, хотя искусство приготовления их никогда не существовало и хотя самые признаки, по которым они различаются от стали, не были народными". Аносов говорит о том, что булат пришел к нам с Востока и что страны Западной Европы узнали его позже России. В главе "Общие понятия о булатах" Павел Петрович пишет: "Булатами называется всякая сталь, имеющая узорчатую поверхность; на некоторых булатах узор виден непосредственно после полировки, а на других после того, как поверхность ее подвергнется действию какой–либо слабой кислоты. (В наши дни для этих целей применяется преимущественно ортофосфорная кислота. Аносов рекомендовал применять сок растений или уксус, приготовляемый из пива. – ГВ.) <...> Обнаружение узоров называется вытравкою. Узоры на стали могут быть весьма различны; но не всякая сталь с узорами должна быть названа булатом. На обыкновенной стали рисовкою и травлением наводят иногда узоры, подобные булатным (в наши дни это называется дамаскированием); но как бы тщательно они сделаны ни были, опытный глаз не затруднится распознать искусство, не зависящее от свойств стали. Такие булаты называются ложными". Эти строки лишний раз доказывают, что обращение к исследованиям полуторавековой давности дают нам знания, актуальные и поныне.

П.П. Аносов
П.П. Аносов, директор Златоустовской оружейной фабрики (1799-1851)

В этот же период исследованиями стали занимался видный английский ученый, владелец фирмы "Wilkinson" Генри Вилкинсон. Сегодня эта фирма прославилась на весь мир своими замечательными бритвенными лезвиями "Wilkinson Swords". Вот почему в статье Аносова прозвучала фраза; "В Златоусте литая сталь может не уступить английской".

Увы, после смерти нашего замечательного металлурга опыты по возрождению литой стали – булата – были остановлены. У самого Павла Петровича Аносова булат получался не каждый раз, а после смерти ученого даже по его технологии добиться создания литого булата не удавалось.

В советское время неоднократно поднимался вопрос о необходимости финансирования исследований по возрождению литого булата, но это не приносило никаких результатов, ибо стоящие наверху чины, отвечающие за распределение финансовых средств, не видели в этом смысла.

Исходя из данных исследовательской литературы, можно составить следующую градацию сортов литого булата,

Высшие сорта (Индия, Персия)
Табан перс.: блестящий
Каратабан перс.; черный блестящий; этот булат называется также "Кирикнардубан" (перс.: сорок ступеней). На одном метре клинка можно насчитать сорок полос – сорок колен – специфического булатного рисунка.
Хорасан провинция в Персии
Карахорасан перс.: черный Хорасан<
Сорта среднего качества (Индия, Персия, Сирия, Турция)
Гынды перс.: волнистый
Кум–Гынды перс.: волнистый индийский
Сорта низшего качества (Индия, Персия, Сирия, Турция)
Нейрис;
Шам турецкое название Сирии
Баяз (египетский булат) Белый булат, или турецкий струйчатый булат

Качество булата различается по восьми, несколько условным, основным параметрам:
1. форма узора;
2. величина узора;
3. цвет фона (наиболее четко виден на ярком солнце: не надо забывать, что мы имеем дело с восточными образцами);
4. цвет узора;
5. цвет отлива фона на солнце;
6. звук при ударе;
7. изгиб (точнее говоря, память металла, то, насколько хорошо распрямляется клинок после сгибания);
8. что может булат (наиболее сложный пункт, ибо опробовать музейные клинки на перерубание гвоздей или других клинков ни один музейный работник, будучи в здравом уме и твердой памяти, не позволит).

Образцы булатов
Образцы булатов (по Ленцу, слева направо и сверху вниз):
персидский сетчатый, "табан"; индийский сварной жгутового типа, с серебристым рисунком по темно–синему грунту; полосатый (белый) константинопольский; индийский сварной, с серебристым рисунком по темно–фиолетовому грунту; персидский коленчатый, крупного рисунка, с золотисто–радужным отливом; сетчатый, с крупным матовым рисунком по серному грунту; персидский сетчатый, с искусственными коленами; индийский сварной жгутового типа; персидский сетчатый, с выбитыми поперечными и продольными коленами.

Исходя из перечисленных свойств, можно построить следующую таблицу, в которой, разумеется, будет иметь место некоторая погрешность, поскольку учесть все в теоретическом исследовании невозможно:

Качество Низшее Среднее Высшее
Форма узора полосатый струйчатый, волнистый сетчатый, коленчатый
Величина узора мелкий (1–2 мм) средний (4–6 мм) крупный (10–12 мм)
Цвет фона серый бурый черный
Цвет узора светло–серый белый матовый или блестящий белый
Цвет отлива фона на солнце без отлива красно-ватый золо-тистый
Звук почти нет короткий долгий, чистый
Что может оставляет следы на металле рубит шашки и гвозди рубит летящий шарф и плывущую по воде бумагу

Разумеется, все приведенные в таблице характеристики цвета подразумевают игру клинка под ярким южным солнцем.

В наши дни восточные булатные клинки встречаются не только в музейных, но и в частных собраниях. И некоторые коллекционеры, к сожалению, недостаточно серьезно относятся к этим замечательным памятникам. Хотелось бы вспомнить опыт японцев, которые составляют список своих японских клинков, выявляемых по всему миру. Ведь речь идет не просто о национальной или какой–либо другой гордости, не только об исторических памятниках; речь идет о вещественных источниках, которые, смеем надеяться, очень скоро будут востребованы как базовый материал для научных исследований.

Вас может заинтересовать:

Андрей    14.06.2017
В книге про ПП Аносова практически вся история восстановления утерянных рецептов изготовления литого булата. Возник вопрос, где в наше время производится литой булат. В первую очередь пошёл на сайт металлургического завода в Златоусте, но ничего про производство булата там не нашёл. В златоусте много мастерских, в которых делают оружие, но ни одного, производящего стали. По сталям нашёл только один завод Златоустовский завод оружейных сталей ( http://zzoss.ru/ ) . Но и там ничего не нашёл про производство литого булата. Кто может подсказать, где можно купить нож из действительно литого булата?


Оставить сообщение...


Ваше имя (ник)

E-mail (не показывается)

Ваше сообщение

К сведению...

Собственник земельного участка или иного имущества, где был сокрыт клад содержащий вещи, относящиеся к культурным ценностям, и лицо, обнаружившее клад, имеют право на получение вместе вознаграждения в размере пятидесяти процентов стоимости клада.

Вас может заинтересовать: