Меню

Правовые вопросы подводной археологии

Богуславский М.М. Культурные ценности в международном обороте: правовые аспекты: монография. 2012.

Первая археологическая экспедиция, положившая начало подводным раскопкам, состоялась в начале XX в. Две греческие парусные галеры занимались ловлей губок. Водолаз с одной из них наткнулся на затонувшее 2500 лет назад римское судно, а в нем обнаружил греческие античные скульптуры. В место находки была снаряжена экспедиция. Мраморные и бронзовые скульптуры были подняты на поверхность и возвращены в Грецию. Теперь скульптуры находятся в Национальном музее Греции.

Позднее остатки еще одного римского корабля, затонувшего с грузом награбленных произведений античного искусства, были обнаружены в районе тунисского порта Махдия. Работы по подъему этих ценностей продолжались с 1908 по 1913 г., а затем были возобновлены в 1948 г. группой по научным изысканиям под водой французского военно–морского флота.

С развитием техник подъема затонувших судов и исследования морского дна число уникальных находок, извлекаемых из глубин морей и океанов, постоянно возрастает.

Из моря порой извлекаются уникальные художественные ценности. Долгое время не было найдено ни одного оригинала работ замечательного древнегреческого скульптора Лисиппа. В музее Ватикана хранится копия его работы "Атлет", а в Эрмитаже – небольшая копия скульптуры "Геракл со львом". Единственную подлинную статую великого Лисиппа извлекли из воды итальянские рыбаки на побережье Адриатического моря. Экспедиция под руководством известного французского исследователя морских глубин Жака–Ива Кусто сняла с римского судна, затонувшего в III в. до н.э. близ Марселя, драгоценные амфоры.

Наряду с успехами научных экспедиций, изучающих тайны морских глубин, в последние десятилетия возникла настоящая "эпидемия" подводного кладоискательства. Многие обнаруженные на морском дне суда перевозили золотые и серебряные слитки и монеты, драгоценные камни, китайский фарфор, изделия из золота и серебра.

По оценкам, общая стоимость покоящихся на дне морей и океанов сокровищ составляет 600 млрд. долл. Основными районами поисков затонувших кораблей являются Карибское, Филиппинское, Южно–Китайское моря, территориальные воды Индонезии, Бразилии, Уругвая.

Американские исследователи обнаружили на дне Атлантического океана крупнейший груз золота. История находки такова. В октябре 1865 г. из Нью–Йорка вышел в Новый Орлеан пароход "Рипаблик", имевший на борту 20 тыс. золотых монет достоинством 20 долл. каждая. Он потерпел крушение у побережья штата Джорджия, все его пассажиры спаслись на шлюпках, но золото затонуло вместе с судном.

В 1999 г. в районе острова Суматра австралийским искателем М. Хаттером был найден груз китайского фарфора (около 350 тыс. тарелок и других предметов) с затонувшей в 1822 г. китайской джонки "Тек Синг" ("Настоящая звезда").

Прежде чем привести примеры находок в Балтийском море, сошлемся на подсчеты, проведенные заведующим отделом морской археологии шведского Музея истории судоходства Карлом–Улофом Седерлундом. По его данным, только на дне Балтийского моря находятся около 6,5 тыс. судов, погибших не менее 100 лет назад. На дне лежат ладьи викингов и новгородцев, богатые ганзейские суда и петровские галеры. Только вблизи Аландских островов затонули свыше 450 кораблей (во время русско–шведской войны тут погибли 43 судна).

В последующие годы по инициативе Музея морских исследований Финляндии началась реализация проекта MOSS, в число организаторов вошла также "Mary Rose Archeological Services Ltd", музеи и учреждения Великобритании, Нидерландов, Дании, ФРГ и Швеции. Цель проекта состоит главным образом в консервации найденных на дне Балтийского моря останков четырех затонувших судов (неизвестного торгового судна из Нидерландов, затонувшего в середине XVII в.; немецкого судна XIII в.; шведского судна, затонувшего в 1856 г.; найденного в 1999 г. группой финских аквалангистов во главе с Рауно Койвисаари судна "Дева Мария"). Тридцатиметровый голландский двухмачтовик "Дева Мария", затонувший осенью 1771 г. на пути из Амстердама в Петербург, был найден в финских шхерах недалеко от Турку. В данном случае речь идет о самой дорогостоящей находке за всю историю подводной археологии на Балтике. На борту парусника были закупленные Екатериной II для своего двора полотна голландских художников XVII в. в запаянных свинцовых трубах, коллекции фарфора, а также ювелирные изделия и иные культурные ценности.

Согласно обнаруженным архивным документам в трюмах "Девы Марии" находились более 40 бочек с серебряными изделиями. Речь идет об уникальных серебряных украшениях для императорского двора. Документы и другие архивные материалы о судне и его грузе были найдены в архиве Амстердама, в финских государственных архивах и шведском национальном архиве в Стокгольме.

Летом 2000 г. экспедиция финского музея с группой добровольных искателей с помощью фото– и видеосъемок осуществили документирование найденных останков судна. Внутреннее содержание трюма было обследовано с помощью камеры–робота. До настоящего времени на поверхность было поднято только шесть предметов, находившихся на палубе или в верхней части трюма.

Что касается юридической стороны, то известно, что по инициативе группы искателей в суде по морским делам в Турку возбуждено дело о том, кому должны принадлежать ценности, находящиеся на затонувшем судне.

В этом, а также в других случаях находок подводных археологов возникает ряд проблем правового характера, касающихся прежде всего определения права собственности на найденные сокровища.

К первой группе проблем относится вопрос о том, какое государство (точнее, органы какого государства) может давать разрешение на осуществление поиска и подъем затонувших судов (например, в случае с находкой груза китайского фарфора с джонки "Тек Синг").

Ко второй группе относится решение вопроса о том, кому и в каких долях принадлежит право на найденные сокровища: музеям соответствующего государства или подводным археологам, нашедшим клад (случай с грузом "Девы Марии", купленным Екатериной II).

В современных условиях для поиска и подъема не только отдельных предметов, но и целых затонувших кораблей используются дорогостоящие техника и оборудование. Имеется ряд фирм, специализирующихся в этой области. Так, в штате Флорида (США) в середине 90–х гг. XX в. была создана компания "Odyssey Marine Exploration", которая стала известной после того, как правительство Великобритании наняло ее для проведения работ по исследованию затонувшего корабля "Сассекс". Этот корабль был флагманом британской эскадры, сражавшейся против французского флота Людовика XIV.

Правовое регулирование подводной археологии представляет собой классический пример комплексного регулирования проблемы охраны культурных ценностей нормами международного и внутреннего права. На морских пространствах, входящих в пределы государственной территории, а это определяется международным правом, будут действовать законы прибрежного государства, применяемые в отношении охраны культурных ценностей.

В большинстве европейских стран право собственности не ограничено во времени и собственник затонувшего корабля не лишается своего права собственности.

В отношении объектов, собственник которых не установлен, еще со времени феодализма действует принцип, согласно которому все имущество такого рода передается прибрежному государству.

В Великобритании в 1973 г. был принят Акт об охране затонувших судов (Protection of Wrecks Act 1973). В этом Акте определены правила выдачи разрешений на подъем судов, имеющих историческое и иное значение. Обнаруженные в английских территориальных водах остатки кораблекрушений считаются неприкосновенными. Разрешение на проведение подводных работ выдает Министерство торговли Великобритании, на которое возложен контроль за выполнением положений данного Акта. Производство работ без разрешения влечет наложение штрафа и конфискацию оборудования. Все найденное при проведении разрешенных подводных археологических работ остается в распоряжении археологов, сдаче в музей не подлежит. После проведения работ необходимо составить доклад, который передается в специальный комитет, консультирующий министра торговли.

В Австралии в 1976 г. был принят Акт об исторических кораблекрушениях (Historic Shipwrecks Act 1976), в соответствии с положениями которого охране подлежат культурные ценности, находящиеся за пределами территориальных вод этого государства.

В США при полной инертности федерального законодательства инициативу проявили отдельные штаты, что было вызвано сенсационными находками затонувших в 1715 г. испанских судов. Флорида, а за ней Северная и Южная Каролина, Джорджия и Техас объявили в своих законах, что в пределах трехмильной зоны государству принадлежит право собственности на подводные археологические находки.

В законодательстве Норвегии начиная с 1974 г. действуют следующие положения:

– затонувшие суда или их части, а также грузы и все находящиеся на борту предметы, если они имеют более чем 100–летний возраст и отыскать их владельцев не представляется возможным, являются собственностью государства;
– всякий, кто обнаружит подобный объект, должен сообщить о находке в музей или ближайший полицейский участок;
– лицу, обнаружившему затонувший объект, полагается вознаграждение в денежной форме, или ему может быть предложена часть груза либо что–то из найденных предметов материальной культуры при условии, что они найдены в достаточном количестве.

Аналогичные положения содержатся в законодательстве Финляндии, согласно которому все найденные в территориальных водах государства ценности, возраст которых превышает 100 лет, принадлежат этому государству.

В Италии на основании положений Навигационного кодекса 1942 г. объекты исторического значения переходят к государству, а государство должно вознаградить нашедшего.

Во Франции подводная археология была регламентирована Законом от 24 ноября 1961 г. и Декретом от 26 декабря 1961 г. Декрет от 26 декабря 1961 г. содержит специальный раздел о находках, представляющих археологический, исторический или художественный интерес. Если находка имеет значительную ценность, министр культуры может распорядиться о включении ее в публичную коллекцию. Французский профессор А. Кастань отмечал, что этот Декрет, "защищая ценности от разрушения или повреждения частными владельцами, не защищает их от работ, производимых самим государством". Такие предметы должны, как правило, перейти в собственность государства, если их владелец не будет установлен.

Говоря о французском законодательстве, отметим впечатление, которое произвело на Ж.–И. Кусто и участников одной из его экспедиций обсуждение заключения адвокатов по поводу этого законодательства. Текст заслуживает того, чтобы привести его полностью. "Зачитываем в кают–компании основные положения этого законодательства, состоящего из ряда новейших постановлений. Поразительно! Из этих законов следует, что если француз найдет сокровища на рифе Силвер–Банк или даже на Кокосовых островах и заявит об этом, то в лучшем случае он имеет право на возмещение своих расходов. Все остальное поступает в государственную казну. Если же он утаит свою находку, ему грозит тюремное заключение за кражу и сокрытие! Я нахожу это законодательство высоконравственным. Достойный эпилог к нашей авантюре!". Сарказм Ж.–И. Кусто вполне оправдан. Под авантюрой Кусто понимает неудачную попытку найти и поднять золото с испанского галеона, затонувшего у коралловых рифов Силвер–Банк в Карибском море.

В юридической литературе, в том числе в отечественной, выдвигались различные предложения о создании международных правил, касающихся археологических находок в территориальных водах, прилегающих зонах и в открытом море. Как отмечал М.И. Лазарев, каждое государство может суверенно регламентировать вопросы подъема затонувших судов относительно: а) его судов, затонувших в открытом море; б) его судов, затонувших в иностранных территориальных водах; в) иностранных судов, затонувших в его внутренних и территориальных водах.

Что касается древних кораблей, то принадлежность их тому или иному государству определить затруднительно. "Возможно, – полагает М.И. Лазарев, – что в этом случае преемником следует считать государство, которое расположено на территории, некогда занимавшейся государством древности".

Вопрос принадлежности затонувшего корабля возник уже в начале XX в. при одной из первых находок римского корабля с грузом в районе тунисского порта Махдия (в то время это были французские территориальные воды). Нашли сокровища греки. "Если бы судно затонуло чуть–чуть подальше от берега, никто не мог бы помешать заниматься этим сугубо частным предприятиям, так как не имел бы права претендовать на остатки затонувшего судна, пролежавшего на дне моря две тысячи лет, – замечает английский специалист П. Прингл. – Но судно затонуло во французских территориальных водах, и греки поступали противозаконно, хотя и возвращали себе то, что было украдено у их предков римлянами в период, когда французов вообще не существовало. Поэтому французские власти объявили находку своей собственностью и передали работы по поднятию ценностей в руки опытных археологов".

Таким образом, в данном случае критерий нахождения останков затонувшего судна в зоне территориальных вод имел решающее значение и характер груза во внимание не принимался.

Попытка решить проблемы подводной археологии на региональном уровне была сделана Советом Европы в 1978 г. Ассамблеей этой организации была принята Рекомендация 848 "О культурном наследии, находящемся под водой".

В этой Рекомендации государствам–членам предлагалось пересмотреть свое национальное законодательство в соответствии с минимумом правовых требований, указанных в приложении к Рекомендации.

Приведем некоторые из этих требований:

– не должно быть пробелов в национальном законодательстве, вследствие чего в законах должно быть указано, что подводные объекты и места регулируются законодательством о наземных культурных ценностях;
– под охрану должны быть поставлены все объекты, которые находятся под водой не менее чем 100 лет (с возможными исключениями для более ценных или менее ценных объектов);
– за обнаружение подводных объектов и мест их нахождения должно предусматриваться вознаграждение вне зависимости от коммерческой стоимости находки.

Как и в других вопросах, касающихся движимых культурных ценностей, решающую роль в регулировании этой проблематики призваны сыграть многосторонние международные соглашения. Первым таким соглашением стала Конвенция ООН по морскому праву 1982 г.

В ней определены морские пространства, находящиеся под суверенитетом государств. Эти определения стали исходными для последующих международных соглашений, касающихся непосредственно прав на находки под водой.

Под внутренними водами понимаются воды, расположенные в сторону берега от исходной линии, проводимой прибрежным государством, а также воды исторических заливов и морей (например, залив Петра Великого на Дальнем Востоке и Белое море). Под территориальным морем (территориальными водами) понимается полоса морского пространства, предельная ширина которого согласно ст. 3 Конвенции 1982 г. составляет 12 морских миль. Под архипелажными водами понимаются пространства, заключенные между исходными линиями, проведенными между крайними точками крайних островов, составляющих всю территорию государства (например, таких как Индонезия, где в районе острова Суматра была найдена джонка "Тек Синг"). Все эти морские пространства находятся под суверенитетом прибрежного государства. В прилегающей зоне, под которой понимается полоса открытого моря, прилегающего к территориальному морю государства (примерно до 24 морских миль), прибрежное государство обладает отдельными правами контроля. Согласно Конвенции 1982 г. прибрежному государству принадлежат суверенные права на природные ресурсы в исключительных экономических зонах (ширина до 200 морских миль) и на континентальном шельфе (не более 350 морских миль). Конвенция ООН по морскому праву 1982 г., а также специальное Соглашение 1994 г. установили совершенно новую категорию морского пространства, получившую наименование Международного района морского дна. Район и его дно объявлены общим наследием человечества. Это означает, что ни одно государство не может претендовать на суверенитет или суверенные права в отношении Района. Под Районом согласно п. 1 ст. 1 Конвенции 1982 г. понимается дно морей и океанов и его недра за пределами национальной юрисдикции.

Непосредственно о культурных ценностях, хотя и самым общим образом, говорится в ст. ст. 149 и 303 Конвенции 1982 г. Наиболее широкое по содержанию правило включено в п. 1 ст. 303 Конвенции. Там записано следующее: "Государства обязаны охранять археологические и исторические объекты, найденные в море, а также сотрудничать для этой цели".

Под морем понимаются все те морские пространства, о которых говорилось выше, и открытое море, под которым понимаются все части моря, не относящиеся к перечисленным выше категориям. Попытка более конкретно определить, какому государству могут принадлежать найденные на морском дне культурные ценности, была сделана в ст. 149 Конвенции 1982 г. В этой статье установлено следующее правило: "Все археологические и исторические объекты, найденные в Районе, сохраняются или используются на благо всего человечества, причем особое внимание уделяется преференциальным правам государства или страны происхождения, или государства культурного происхождения, или государства исторического и археологического происхождения" (имеется в виду Район, о котором говорилось выше). В этой статье наряду с общим положением о необходимости бережного отношения к культурным ценностям хотя и в мягкой форме, но все же закрепляется преимущественное право на находки за государством или страной происхождения, под которой понимается страна, не обладавшая правами государства на момент происхождения предмета. Под государством происхождения следует понимать государство, из которого была вывезена морским путем культурная ценность. Под государством культурного происхождения или государством исторического и археологического происхождения можно понимать государство, где была создана эта ценность или где она была найдена в результате археологических раскопок.

В п. 2 ст. 303 Конвенции 1982 г. содержится положение, согласно которому в целях борьбы с торговлей археологическими и историческими объектами прибрежное государство может предположить, что их извлечение со дна моря в прилежащей зоне без его одобрения приведет к нарушению в пределах его территории или его территориального моря законов и иных правил.

Конечно, как отмечала Л.Н. Галенская, цель сформулирована в статье не очень четко, вероятно, имеется в виду борьба с незаконной торговлей, а не торговлей вообще. Положения данного пункта распространяются на прилежащие зоны и позволяют осуществлять контроль в этих зонах за торговлей культурными ценностями, найденными в море, если лица производили извлечение объектов без разрешения прибрежного государства.

На 31–й сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО (Париж, 2 ноября 2001 г.) была принята Конвенция об охране подводного культурного наследия. Согласно ст. 27 Конвенции 2001 г. она вступит в силу через три месяца после сдачи на хранение 20–й ратификационной грамоты Генеральному секретарю ЮНЕСКО. Россия подписала, но еще не ратифицировала эту Конвенцию.

Под термином "подводное культурное наследие" для целей Конвенции ЮНЕСКО 2001 г. понимаются, в частности, все следы человеческого существования, имеющие культурный, исторический или археологический характер, которые частично или полностью, периодически или постоянно находятся под водой на протяжении не менее 100 лет, такие как:

– объекты, сооружения, здания, артефакты и человеческие останки вместе с их археологическим и природным окружением;
– суда, летательные аппараты, другие транспортные средства или любые их части, их груз или другое содержимое;
– предметы доисторического характера.

Государства – участники Конвенции ЮНЕСКО 2001 г. приняли на себя обязанности сотрудничать в деле охраны культурного наследия под водой во внутренних водах, архипелажных водах, территориальном море, в исключительной экономической зоне, на континентальном шельфе и в открытом море и принимать для этого любые необходимые и возможные меры. При этом сохранение культурного наследия, находящегося под водой in situ (на своем месте), согласно Конвенции является приоритетным вариантом по сравнению с любой деятельностью, воздействующей на него. Государства – участники Конвенции должны принимать наиболее эффективные меры по предотвращению или минимизации любого вреда, который может быть причинен подводному культурному наследию любой деятельностью, производимой под их юрисдикцией. Обнаруженные объекты культурного наследия, находящиеся под водой, должны быть законсервированы. С ними нужно обращаться так, чтобы сохранить их как можно дольше.

Каждое государство – участник Конвенции обязано налагать санкции за нарушение мер, установленных в соответствии с Конвенцией. Санкции применяются в зависимости от нарушения и должны быть адекватными по строгости, чтобы обеспечить эффективность и соответствовать Конвенции. Они должны преследовать правонарушения, где бы те ни были совершены, и лишать правонарушителей доходов, полученных ими в результате их противоправной деятельности. Государства – участники Конвенции обязаны сотрудничать при применении этих санкций. Каждое государство – участник Конвенции обязано принимать меры, предусматривающие изъятие на своей территории объектов подводного культурного наследия, извлеченных в нарушение Конвенции.

Таким образом, рассмотренные выше международные конвенции содержат важные положения об охране культурных ценностей, найденных под водой. Но в то же время остается открытым вопрос о праве собственности на найденные и поднятые на поверхность предметы, поскольку эти вопросы решаются, как правило, в рамках внутреннего права и сложившейся практики его применения.

На основе приведенных положений международных конвенций и внутреннего права в самой общей форме может быть определена следующая схема правовых отношений, возникающих в процессе поиска и подъема предметов со дна морей и океанов.

В пределах внутренних вод, архипелажных и территориальных вод (а также, как правило, исключительных экономических зон или континентального шельфа) разрешение на поиск и производство работ по подъему дается прибрежным государствам, при этом привлекаются другие заинтересованные государства, особенно в случаях, когда речь идет о государствах, собственность которых на предметы очевидна, или государствах, где находятся или находились ранее места происхождения предметов. В международных водах поиск и подъем производятся в современных условиях, как правило, крупными компаниями на коммерческих началах, при этом возможно также заключение соглашений между заинтересованными государствами. Право собственности и распоряжения поднятыми со дна предметами осуществляется в соответствии с законодательством страны, по закону которой производятся поиск или подъем. Поднятые предметы поступают в соответствии со сложившейся практикой либо в музеи этой страны, либо для продажи на аукционах. В последнем случае доходы распределяются между судовладельцами, организаторами экспедиции и физическими лицами – участниками поиска или подъема предметов.

Вас может заинтересовать:


Оставить сообщение...


Ваше имя (ник)

E-mail (не показывается)

Ваше сообщение

К сведению...

В случае обнаружения клада, содержащего вещи, которые относятся к культурным ценностям, они подлежат передаче в государственную собственность.

Вас может заинтересовать: