Меню

Гражданско–правовые последствия обнаружения клада

Предеин Кирилл Николаевич, директор филиала ФБГОУ ВПО "Тюменский государственный университет" в г. Шадринске, кандидат юридических наук."Культура: управление, экономика, право", 2013, N 2 (03.06.2013).

Достаточно широкое распространение получило сегодня такое хобби, как поиск клада металлоискателем. На первый взгляд это безобидное увлечение, но оно вызывает жесточайшую критику со стороны представителей официальной археологии. Причина – всеразрушающая страсть кладоискателей, "не обузданная" правом. Однако наводить порядок в данной сфере общественных отношений невозможно без четкого представления о том, как должны работать нормы ГК РФ в части установления права собственности на обнаруженный лицом клад. Начнем с возможного казуса.

Некое физическое лицо с помощью специальных поисковых технических приспособлений, в том числе металлодетектора, занимается поиском кладов на территории, например, Псковской области (город Псков, районы Изборска, Острова, Опочки, Порхова, Дно, Плюссы и т.п.). Через непродолжительное время оно обнаруживает сокрытые в земле предметы, явно относящиеся к понятию клада: 59 бронзовых предметов в виде колец–печаток, крестов–тельников, браслетов XVI – XVII вв. (район Плюссы), десяток серебряных монет "чешуек" середины XVII в. (территория города Пскова). Все перечисленные предметы лицо по описи передает в Псковский областной музей, подробно рассказывая о местах и обстоятельствах их обнаружения. Впоследствии об этом необычном для наших дней поступке сообщается в местных СМИ. Как с точки зрения гражданского права юридически верно квалифицировать перечисленные факты? Каковы гражданско–правовые последствия наступления перечисленных обстоятельств?

В соответствии с п. 1 ст. 233 ГК РФ клад поступает в собственность лица, которому принадлежит имущество (земельный участок, строение и т.п.), где клад был сокрыт, и лица, обнаружившего клад, в равных долях, если соглашением между ними не установлено иное. Но долевая собственность на найденный клад может возникнуть только в том случае, если поиск клада производился лицом с согласия собственника земельного участка, строения и т.п., т.е. объекта, на территории или в котором он был обнаружен. В нашем случае речь идет, скорее всего, о муниципальных образованиях г. Пскова, Плюссы (далее – МО). В какую форму должно облекаться соглашение (в устную или письменную) – вопрос. Пожалуй, оно возможно как в той, так и в другой, но понятно, что письменная более надежна, ибо упрощает процедуру доказывания наличия такого разрешения, а значит, сводит к минимуму вероятность различного рода споров.

Из фабулы дела следует, что лицо предварительно не получало соответствующих разрешений у собственников земельных участков (администраций МО города Пскова, Плюссы). Следовательно, клад подлежит передаче указанным публичным образованиям (абз. 2 п. 1 ст. 233 ГК РФ) . А кладоискатель не может рассчитывать даже на получение вознаграждения (абз. 2 п. 2 ст. 233 ГК РФ). Если бы он имел соответствующее согласие от собственника, то ему бы полагалось вознаграждение в размере 50% стоимости клада . По общему правилу вознаграждение распределилось бы между этими лицами в равных долях, если иное не было установлено соглашением между ними (п. 2 ст. 233 ГК РФ). О каком соглашении здесь идет речь? Напомним, что соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей признается договором (п. 1 ст. 420 ГК РФ).

Теперь предположим, что лицо, нашедшее клад, никого об этом не уведомило, а в последующем передало все найденное по описи в Псковский областной музей, подробно рассказав об обстоятельствах обнаружения клада.

В этой ситуации лицо, присвоившее клад, является недобросовестным приобретателем, а значит, клад может быть у него истребован (виндицирован) указанными выше МО в лице их администраций как имущество, находящееся в чужом незаконном владении (ст. 301 ГК РФ). Однако в нашем случае недобросовестный приобретатель успел этим имуществом распорядиться: передал в Псковский областной музей. С юридической точки зрения он совершил дарение, т.е. безвозмездно передал другой стороне (одаряемому) вещь в собственность (п. 1 ст. 572 ГК РФ), причем договор дарения был оформлен в письменном (ст. 574 ГК РФ) виде ("передал по описи"). Псковскому областному музею было доподлинно известно об обстоятельствах обнаружения клада, однако он все равно безвозмездно приобрел данное имущество у лица, не имеющего права его отчуждать, т.е. недобросовестного приобретателя. Поэтому собственник (публичные образования в лице соответствующих образований) вправе истребовать принадлежащее ему имущество (клад) у Псковского областного музея (ст. 320 ГК РФ).

Исключение составляют случаи, когда клад состоит из вещей (или содержит вещи), относящихся к памятникам истории и культуры, – некая оценочная категория, т.е. применительно к кладу не имеющая на сегодняшний день какого–либо четкого определения, – которые в любом случае подлежат передаче в государственную собственность, а лицо, его обнаружившее, и собственник земельного участка в качестве поощрения имеют право на получение вознаграждения в размере 50% стоимости клада. Это вознаграждение они могут получить в силу указания закона, т.е. вознаграждение должно быть предложено. Право требовать уплаты вознаграждения через суд сохраняется за ними как минимум в течение трех лет, т.е. в течение срока исковой давности (ст. ст. 195, 196 ГК РФ). Другое дело, если лицо отказалось от вознаграждения, т.е. простило долг (ст. 415 ГК РФ), что должно быть соответствующим образом зафиксировано (ст. ст. 154 – 156 ГК РФ). Более того, передача клада является обязанностью, а не правом нашедшего, ибо клад, состоящий из памятников истории и культуры, с момента его обнаружения уже является собственностью государства и подлежит передаче Минкультуры РФ или его территориальному органу по сохранению культурных ценностей. Правда, здесь возникают некоторые вопросы, на которые обращают внимание в литературе. Например, от какой стоимости исчислять 50% вознаграждения: стоимости всего клада или только вещей, входящих в состав клада и относящихся к памятникам истории и культуры? Кто должен уплатить вознаграждение?

Сделаем некоторые выводы. Во–первых, присвоив клад, лицо является недобросовестным приобретателем, у которого это имущество может быть истребовано собственником земельного участка, где он был найден (в нашем случае МО в лице его администрации). Во–вторых, после передачи клада Псковскому областному музею это имущество может быть виндицировано у музея собственником, т.е. тем же муниципальным образованием. В–третьих, если клад состоял из памятников истории и культуры, он подлежит обязательной передаче государству (так как государство – собственник), а лицу, его нашедшему, и собственнику земельного участка, где он был обнаружен, причитается вознаграждение в размере 50% от его стоимости. И наконец, в–четвертых, в том случае, когда физическое лицо, нашедшее клад, осуществляло поиск без соответствующего разрешения собственника, вознаграждение получает последний (в нашем примере – муниципальное образование), а отказ физического лица от такового не имеет никакого правового значения.

Вас может заинтересовать:


Оставить сообщение...


Ваше имя (ник)

E-mail (не показывается)

Ваше сообщение

К сведению...

При обнаружении клада,содержащего культурные ценности, лицом, производившим раскопки или поиски ценностей без согласия собственника имущества, где клад был сокрыт, вознаграждение этому лицу не выплачиваются и полностью поступает собственнику.

Вас может заинтересовать: